Эксклюзивное интервью с режиссером «Землетрясения» — Сариком Андреасяном

ПОДЕЛИТЬСЯ

1 декабря на большие экраны выйдет фильм «Землетрясение», посвященный трагическим событиям 1988 года в Спитаке, Армения.  Мощные подземные толчки магнитудой 10 баллов буквально за пару минут погрузили всю северную часть страны в настоящий хаос, унеся жизни и покалечив судьбы десятков и сотен тысяч людей.

Редакция WuzzUp в преддверии премьеры решила встретиться с режиссером картины, Сариком Андреасяном.

WuzzUp: На Кинопоиске фильм получил исключительно положительные отзывы, и мы все с нетерпением ждем его выхода на большие экраны. Волнуешься перед премьерой?

Сарик: В Армении фильм уже идет в кинотеатрах, и мы за первый уикенд обошли «Фантастических тварей». Причем, забавная ситуация получается. Некоторые люди, которые говорят, что никогда на фильмах не плачут, выходят с сеанса со слезами на глазах. Конечно, переживаю немного, но кино вроде всем нравится. Это очень приятно, когда пробиваешь хэштеги «землетрясения» в инстаграме и видишь положительные отзывы и восторг зрителей.

Мы попытались донести до будущего зрителя мысль о том, что это кино нужно посмотреть. Делали премьеры и пресс-показы. Было несколько встреч со студентами в высших учебных заведениях. Пришло, кстати, много замечательных молодых людей, интересующихся историей собственной страны – армяне, русские… Мне кажется, это очень важно – знать и понимать свою историю, свою идентичность. Вот в Америке, например, выходят фильмы только на испанском языке, и собирают полные залы за счет того, что там огромная испаноязычная аудитория, которые знают кто они, знают свой язык, поддерживают своих.

WuzzUp: Как долго длились съемки «Землетрясения»?

Сарик: Если считать непосредственно дни, то фильм был снят за 42 смены. То есть 42 раза люди выходили на работу и каждый раз отрабатывали по 15 часов.

Но если брать подготовку, перелеты, выходные, то получается порядка восьми месяцев.  Мы снимали в Москве и в Гюмри. Соответственно после московского блока, полетели в Армению: выбирали актеров, локации, утрясали множество деталей.

Вообще, съемки — очень сложный и упорный подготовительный процесс. Когда мы начали работать над фильмом, то отсмотрели множество архивных документов, документальных фильмов. Для меня было очень важно, чтобы в кино все было по-настоящему, честно, без вранья.

WuzzUp: А как ты пришел к тому, что нужно показать именно эту трагедию. Ведь, есть еще один печальный след в армянской истории – Геноцид. Планируешь ли ты когда-нибудь взяться за экранизацию тех страшных событий 1915 года?

Сарик: О трагической странице в истории Армении, которую называют геноцид, есть прекрасный фильм «Майрик», очень рекомендую всем его посмотреть.

«Землетрясение» очень хотелось снять, потому что я помню сам как это было — какой это был стресс, и какая это была катастрофа. При этом я сознательно избегал политического подтекста, потому что это была человеческая трагедия, и не только армянского народа, а всего СССР, всего мира.

В истории с геноцидом без политики не обойтись, придется столкнуться с турецким лобби. И это очень сложно. То есть, прежде, чем делать такое кино, нужно четко понимать, что ты сможешь снять фильм так, как например сделали «Список Шиндлера». Ведь хочется,  чтобы его увидели все, а не только армяне. Хочется подойти к этой теме мощнее, глобальнее.

Мы, конечно, это обсуждаем, но пока думаю, время не пришло. Когда я буду понимать, что смогу оказать огромную поддержку выходу такого фильма, я обязательно его сниму.

WuzzUp: Что ж, с нетерпением ждем 1 декабря! Но мы также ждем 23 февраля 2017 года, когда состоится премьера другого твоего фильма про супергероев – «Защитники».

Сарик: «Защитники» — картина, от которой я жду индустриального прорыва и кассовых свершений.

Почему в Америке снимают «Капитана Америку»? Потому что он – определенная часть их культуры, как и другие комиксы.

«А что делать нам? Что является частью нашей культуры?», – подумали мы. И ответ пришел совершенно очевидный. Мы уникальная страна со множеством ментальных и национальных кодов. Ведь бы советский союз, состоящий из 15 крупных национальных республик и множества национальных краев и областей. Все дружили – и это много значило для нас. Почему бы не разработать мифологию, будто у каждой нации был свой супергерой.

WuzzUp: Уверены, «Защитников ждет большой успех, т.к. уже сейчас миллионы просмотров трейлера, сотни обзоров. В общем-то шумиху вы уже наделали, причем не только в России.

Сарик: Был забавный случай недавно в Калифорнии. Один продавец увидел у меня на футболке «Защитников» и узнал. Я сначала подумал, может он перепутал, но он четко дал понять, что говорит именно о нашем фильме. Да, по всему миру более 50 млн просмотров. Запад в восторге от самой идеи — Россия сняла свой супергеройский фильм!

WuzzUp: Особенно впечатляет медведь. Своего рода олицетворение русского мощного человека.

Сарик: Они везде пишут «безумные русские». Их впечатляет человек-медведь с пулеметом )))

WuzzUp: … это очень популярный стереотип)))

Сарик: Да, поэтому мы Арсуса придумали первым)))

WuzzUp: Фильм будет показываться по всему миру или в каких-то отдельных странах?

Сарик: Прокат сначала будет в России и СНГ. Ведь для того чтобы он вышел везде одновременно, я должен каждой стране отправить фильм за 1,5 месяца до премьеры. И я очень боюсь, что они его выложат в интернет.

WuzzUp: Это как, например, когда выходят фильм с корейскими, китайскими и прочими субтитрами?

Сарик: Да, риски сумасшедшие. Как только фильм появляется в интернете, возникает опасность провала в прокате.

WuzzUp: А появятся ли картины в диджитал-магазинах: iTunes, Google Play?

Сарик: Это уже цифровые права, и мы их открываем через 6 недель после релиза. Этого времени достаточно для проката. И дальше можно спокойно выпускать фильмы в диджитал-сторах.

WuzzUp: Если говорить о других твоих картинах, ты снимал фильм «Ограбление по-американски» с Эдрианом Броуди. В чем разница между работой с западными и российскими актерами?

Сарик: Эдриан – талантливейший актер и очень хороший человек. Ему нужно отдать дань уважения. Он прочитал сценарий и захотел по скайпу пообщаться с нами. Мы поговорили, и он сказал: «Я такое не играл, да, я хочу попробовать. Я с вами».

Он приехал за неделю до съемок, читал вместе с нами сценарий, сам выбирал себе татуировки, одежду — полностью был вовлечен в процесс. Даже нашел каких-то гопников, чтобы научиться у них южному луизианскому акценту.

Основная разница в том, что у нас актеры пытаются везде успеть – днем снимаются у тебя, вечером играют в спектакле, ночью улетают на гастроли… Пытаются ухватиться за многие вещи одновременно, наверное бояться упустить удачу и деньги. А у них актер полностью и всецело вовлечен – Эдриан приехал и все два месяца был рядом с нами.

WuzzUp: И дублей наверное из-за этого меньше.

Сарик: У Броуди есть своя система. Он говорит: «Просто включите камеру и не выключайте, пока я не сделаю как надо». Таким образом, он очень хорошо вживается в роль. И это очень круто! Поэтому я теперь все чаще использую этот метод.

WuzzUp: Т.е. актер исполняет сцену до тех пор, пока не получится 100 процентное попадание? Отличный подход!

Сарик: Да. Вроде бы простая вещь, но очень действенная.

Меня иногда спрашивают: «Сарик, почему он (она) так хорошо играет в театре, а в фильме не всегда?». А дело, наверное, в том, что в театре человек выходит на сцену и играет историю от начала до конца. Целостности больше. В фильмах все по-другому. Мы ведь не снимаем их линейно, как видит в конечном итоге зритель. Бывает, что фильм начинаешь снимать вообще с финальных сцен. И режиссер, помимо прочего, должен четко держать в голове все эмоции, которые нужно сыграть актеру в той или иной сцене. Это одна из самых сложных сторон этой профессии.

А в советское время очень много фильмов снимали линейно. Сцена за сценой, 200 дней с прожитой от начала до конца историей  — и кино снято.

WuzzUp: А тяжело вообще заполучить какого-нибудь западного актера к себе в фильм?

Сарик: Сейчас легче. Есть определенный уровень, который мне позволяет это делать — люди уже знают, кто я такой. Но не стоит забывать, что западные актеры стоят больших денег. Ведь актер должен понимать, ради чего он это делает, ради чего уезжает из своей родной страны. Нужно иметь огромный бюджет чтобы приглашать звезд первой величины.

WuzzUp: Немалую роль в кино играет музыкальное сопровождение. Насколько сложно вообще подобрать музыку к фильму, чтобы передать всю атмосферу происходящего?

Сарик: Мне в жизни очень повезло. У нас в семье три брата. Со средним братом Гевондом мы продюсируем кино. А старший брат Арташес — музыкальный продюсер, отвечает за музыкальное сопровождения. Он с трех лет занимается музыкой, фанат своего дела.

WuzzUp: Получается полная команда, да еще и из одной семьи.

Сарик: Да, за музыкальную составляющую я никогда не волнуюсь. Могу, максимум, попросить в паре сцен попробовать другую композицию, но в целом этот пласт огромной работы берет на себе брат.

WuzzUp: К «Защитникам», насколько мы знаем, записывали целый оркестр.

Сарик: Да, да. Серьезный оркестр из 207 музыкантов. Первый такой опыт, но надеюсь не последний.

WuzzUp:  То есть монтаж «Защитников» еще идет?

Сарик: Фильм был полностью смонтирован, но когда я посмотрел его на большом экране, появилась пара идей, из-за которых приходится кое-что редактировать. Все это делается ради качества. И для большого кино это нормальный процесс.

С «Защитниками» есть сложность — когда я монтирую фильм, у меня на картинке нет ни медведя, ни взрывов. Над ними работа идет параллельно, каждый день присылают новые кадры. Поэтому это больше интуитивный процесс. Потом уже накладывается компьютерная графика, которую будут доделывать вплоть до выхода фильма.

WuzzUp: Получается, даже сам трейлер — это демо-вариант?

Сарик: Да. Вот, к примеру, мы выложили первый тизер в интернет. Там медведь был не совсем дорисован. Работа над ним активно ведется – исправляем детали, совершенствуем.

WuzzUp: А кто рисует графику?

Сарик: Графику рисуют наши ребята – студия Никиты Аргунова. Вообще в России очень много талантливых графиков. Но, к сожалению, достигнув определенного уровня, многие уезжают за границу. Например, среди тех, кто работал над фильмом «Мафия: Игра на выживание» четверо получили предложения и уехали в США. Получается, мы такой некий молодой футбольный клуб, который готовит спортсменов для «Реал мадрида».

WuzzUp: Ты сам не думал переехать в дальние края?

Сарик: У меня своя компания. Я не могу вот так просто собраться и сказать всем: «пока, я поехал». Есть ответственность за людей, которые со мной работают. Я не просто свободный режиссер.

WuzzUp: Как вообще проходит твой день. Как ты справляешься с такими нагрузками? Есть ли, может, отдушина, хобби?

Сарик: Все вертится вокруг кино. Это и хобби, и работа, и все остальное. Тодоровский как-то сказал гениальную фразу: «У режиссера не может быть никакого хобби». Я не понимаю, откуда взять время на что-то еще? Моя главная отдушина – семья. Счастье, когда могу с ребенком и женой куда-то выбраться.

Сейчас, например, они в Америке, поэтому я могу себе позволить работать почти круглосуточно. Если честно, стараюсь ближе к выходу очередного большого фильма устроить им какие-то каникулы, чтобы я мог сосредоточиться и с головой окунуться в процесс. Потому что наваливается огромное количество дел, которые нужно успеть разгрести.

Меня, правда, спрашивают, как я успеваю еще и в соц.сетях время проводить. Но это совмещение приятного с полезным. Вы не представляете, сколько интересных, нужных и важных людей я нахожу через соц. сети. По «Землетрясению» очень много людей откликается. Недавно на странице фильма мы объявили о поиске женщины, которую разыскивает врач, оперировавший ее после землетрясения. 27 лет назад! И мы нашли ее благодаря подписчикам и Фейсбуку. А полгода назад у меня в друзьях появился парень, который рисует крутые картинки. Просто для себя. Я предложил ему сотрудничество. И надеюсь, что-то из этого получится.

WuzzUp: То есть комиксы?

Сарик: Да-да. Мы поняли, что комиксы к «Защитникам» могут быть интересны и начали их разрабатывать, хотя изначально конечно не думали об этом

WuzzUp: Как ты вообще успеваешь все?

Сарик: Я понял одну вещь – все нужно делать поступательно. Не решать все задачи сразу. Нужно заниматься тем, что важно сейчас и пошагово продвигаться вперед. Без четкого графика и системы ничего не выйдет. Для меня кино это постоянная, круглосуточная работа. Не могу представить себе, как можно работать раз в 3 года. Я бы сошел с ума.

WuzzUp: 2016 год объявлен в России годом кино. Как государство и Фонд кино поддерживает режиссеров?

Сарик: Во-первых, Фонд кино поддерживают далеко не всех. Во-вторых, поддержка не означает полное, стопроцентное финансирование фильма. Фонд может вложить 30 процентов от всей суммы, но остальное компания должна вложить сама. В-третьих, эти 30 процентов могут быть как невозвратные, так и возвратные, то есть эти деньги государству надо будет вернуть. Да, без процентов, но ты должен это сделать. Поэтому, например, «Защитники» заняли у нас 3 года. Такие фильмы требуют больших средств, а их еще где-то надо найти.

WuzzUp:  А как дела обстоят со сценаристами в российском кино?

Сарик: Хороших сценаристов – капля в море. Это очень сложная профессия. Их мало кто замечает, но без них фильмов быть не может. Мне кажется, одна из проблем в том, что когда люди идут учиться, им зачастую говорят: «Все, что ты видишь в кинотеатрах — это все не то, это попкорн». И когда они начинают писать фильмы, получается артхаус на узкую аудиторию зрителей. Немассовое кино. А тех, кто любят и пишут жанровые ленты, очень мало. Поэтому мы очень дорожим талантливыми сценаристами.

Например, «Землетрясение». Я читал сценарий и плакал пол-ночи, понимая, как это талантливо написано. И это был чуть ли не в первый раз в моей жизни. Чаще бывает так, что ты читаешь сценарий в первый раз и понимаешь, что придется его переписывать.

WuzzUp: Когда ты снимаешь фильм и постоянно над этим работаешь. Не приедается ли он? Ведь приходится каждый кадр отсматривать сотни, а то и тысячи раз.

Сарик: Да, есть такое. Например, фильм «Землетрясение». Я его смотрел уже, наверное, раз 200. И мне сложно, тяжело каждый раз переживать события картины. Поэтому на премьере, например, я вышел в начале фильма из зала и зашел уже на титрах в финале.

Классно смотреть чужое кино в первый раз. А свое… пока ты его снимешь, смонтируешь и соберешь — выучишь буквально наизусть. И, конечно, уже не можешь быть объективен. Так не бывает, что кто-то твое кино смонтировал, а ты сел и смотришь как зритель. Ты постоянно в процессе. Поэтому мне очень важно посмотреть на реакцию зрителя, почитать мнения со стороны.

WuzzUp: Как думаешь, выйдет ли когда-нибудь российское кино на совершенно новый уровень? Может даже удастся Голливуд обойти?)))

Сарик: Да, конечно российское кино на подъеме. Выходит много серьезных, больших фильмов. И зритель реагирует — стал чаще ходить на русские ленты. Мы растем, но до Голливуда нам еще далеко. Там огромная, отлаженная индустрия. И совершенно другие бюджеты – глобально в кино вложены миллиарды. У нас пока нет таких возможностей, но мы движемся в этом направлении.

И есть очень примечательная штука. Мы постоянно проводим разновозрастные фокус-группы — тестируем свои фильмы. И вы не представляете, какое развитое поколение ребят до 16 лет растет в нашей стране. Они умные и образованные, и это не может не радовать. Я уверен, что когда они вырастут, все у нас будет хорошо!

WuzzUp: В детстве всем задают вопрос «кем хочешь стать, когда вырастешь?» А кем ты хотел стать, когда был ребенком?

Сарик: Я жил в Кустанае (Казахстан) до 17 лет, пока не переехал в Москву. Маленький городок, где из развлечений, максимум, свежий воздух. И я все свое детство смотрел фильмы. Когда в 7-8 классе нас спросили: «Кем хочешь стать?». Я ответил, что хочу быть режиссером. И все начали смеяться. Честно скажу, я тогда даже не очень понимал, что конкретно означает «быть режиссером». Просто знал, что это важная позиция, что это человек, который «полностью делает кино». Так я стал все больше и больше этим интересоваться.

WuzzUp: И напоследок, что бы ты сказал и пожелал нашим читателям?

Сарик: Мне недавно один знакомый сказал: «Где бы ты ни находился, ты должен быть именно там в эту минуту. Все в жизни неслучайно». Если вы верите в себя и прикладываете максимальные усилия, в какой-то момент вам за это воздастся. Никогда не отчаивайтесь и верьте в лучшее!

Это был Сарик Андреасян в эксклюзивном интервью WuzzUp.

Напоминаем, что 1 декабря во всех кинотеатрах состоится премьера фильма «Землетрясение», на которое мы рекомендуем вам сходить, дорогие читатели! 🙂


Реклама

ЧТО ВЫ ОБ ЭТОМ ДУМАЕТЕ ?